Сквозь ужасы войны 

31 марта 2015 г. 12:00:00

Мы продолжаем публикацию рассказов очевидцев о жизни в оккупированном Зверево. Сегодня вашему вниманию представляем рассказ Евгении Захаровны Димитровой.

В девятилетнем возрасте я ощутила на себе все тяготы Великой Отечественной войны. Её страшные картины глубоко врезались в мою детскую память, при воспоминании о которых щемит сердце и набегает невольная слеза.

Страшный авианалет

Свои детские годы я провела на улице Ленина. Тогда была застроена только одна, нечётная сторона улицы, и нумерация начиналась от нашего маленького домика, крытого тростником. На достаточно просторной усадьбе с огромным огородом в 33-36 соток (еще не было улицы Новой, и огороды простирались до улицы Колхозной, сейчас она Чапаева) жила наша семья Громович: отец Захар (работник железной дороги), мама Анастасия и четверо детей. Мы держали корову и несколько курочек, что очень выручало в голодные годы.

В 1941 году я пошла в первый класс в железнодорожную школу №25, из-за постоянных немецких авианалётов уроки часто срывались. Когда паровоз давал гудок о воздушной тревоге, учителя выводили нас в коридор и заставляли ложиться вдоль стен. Так происходило довольно часто, и мы быстро к этому привыкли.

Но однажды я стала невольным свидетелем страшной бомбёжки привокзальной территории. Почему-то в этот авианалёт вместе со своими одноклассниками я побежала домой. Железнодорожное полотно перейти в тот момент не представлялось возможным, т.к. около вокзала стояли составы с ранеными и боеприпасами, поэтому мы побежали по улице Пригородной.

Заходящие вражеские самолёты со страшным гулом сбрасывали свой смертоносный груз прямо на стоящие составы. Всё вокруг взрывалось и полыхало, а мы перебежками добрались до своих домов. В тот страшный день много людей погибло, некоторых похоронили в траншее параллельно ул. Пригородной. Спустя более полувека именно на эту братскую могилу наткнулись бригады рабочих во время газификации.

Могу целиком и полностью подтвердить рассказ В.П. Ласточкиной о запуске предателями световых ракет в местах наибольшего сосредоточения советских войск («НГ_» №№5, 6, прим. ред.). Кто не читал об этом, я вкратце напомню.

Эти события развернулись в тот период, когда нашим войскам пришлось оставить посёлок Зверево. Той ночью обозы с боеприпасами стояли как раз на наших улицах, и кто-то оповестил немцев об их точном местонахождении, запустив в воздух световые ракеты. Они пускались из трех точек: первая - из сада, почти напротив нашего дома, другая – с территории ветлечебницы, а третья - из балки (в районе водокачки) – там были складированы боеприпасы. А после начался вражеский авианалёт. Один за другим заходили фашистские самолёты и сбрасывали зажигательные бомбы на мирный посёлок. Мы всей семьёй успели спрятаться в подвале. Даже корову припрятали, для нее специально была выкопана яма. Один из снарядов упал возле нашей калитки, но, по счастливой случайности, не взорвался.

Много домов тогда сгорело, но люди не пострадали, все вовремя спрятались. Вся земля была изрыта воронками от бомб. За водой мы ходили к колодцу, к водокачке. Помню, как прятались за колодцем от внезапно налетевшего немецкого самолёта. А на Колодезной улице, которая упиралась в кладбище, вся семья Корницовых погибла, когда в их дом попала бомба. Только один маленький сынишка чудом остался жив - уехал кататься на велосипеде. Вот такой ужас творился.

В ожидании оккупации

Немцы были на подходе. Об этом мы узнали, когда поезд, на котором работал кондуктором мой отец, был в Ростове остановлен фашистами и возвращен в Зверево. Посёлок жил в ожидании оккупации. В нём оставались еще некоторые части советской армии. За глухими стенками наших домиков для оборонительных целей была выкопана длинная траншея, т.к. появление врага ждали с восточной стороны. Так же, как и в остальных, в нашем доме со стороны глухой стенки солдаты сделали бойницы, но потом так ими и не воспользовались. Но все, же несколько десятков бойцов залегли в приготовленном восточном окопе и наблюдали за ситуацией.

Помню, как только мама подоила корову и стала угощать солдат парным молочком, в ту же минуту начался обстрел. Немцы ехали на мотоциклах со стороны балки, их было очень много. Танков я не видела, но может быть, они пошли по центральным улицам, утверждать не буду. Силы были неравными, и наши солдаты сидели в окопах не высовываясь, стрельбу не открывали, боялись за жизнь местных жителей. Наутро они переоделись в гражданскую одежду и потихоньку ушли к своим.

Трое немцев на несколько дней поселились в нашем доме. Их тентованная грузовая машина, кажется, с продовольствием, стояла во дворе. Потом они уехали. Хорошо, конечно, что в те тяжёлые годы у нас был и огород, и небольшое хозяйство, но хлеба всё равно хотелось. Многие бегали на поля за пшеницей, вот и мы со старшей сестрой отважились. Только немного собрали, как видим, скачет к нам объездчик, охраняющий поле. Испугавшись наказания, мы бысто принялись высыпать зерно из мешков. Я кричу сестре: "Хватай мешки!" (тогда такие самодельные мешочки были на вес золота), а этот объездчик полосонул мою сестру кнутом через всю спину. (Автор плачет)... С аэродрома, недалеко от железной дороги, постоянно взлетали немецкие самолёты на Сталинград.

Долгожданнное освобождение

В конце зимы 1943-го года положение на фронте изменилось, наша армия пошла в наступление, и фашисты покинули посёлок, взяв в плен местных жителей. К сожалению, и мой отец был угнан в Чехословакию, вернулся домой с подорванным здоровьем только после окончания войны. Хорошо помню, как оккупанты, покидая в спешке посёлок, зашли в нашу крайнюю хатку и принялись рыться в шифоньере. Видимо, искали теплую одежду, ведь морозы были нешуточные. Но из наших скудных запасов им ничего не приглянулось, там лежал один тулуп, которым мама нас всех укрывала ночью - это было наше спасение от морозов. Вот мы и боялись, чтобы немцы его не прихватили.

Хорошо помню день освобождения нашего посёлка – 13 февраля 1943-го года. В тот день мы, дети, пошли к железной дороге за углём. И, проходя по переулку, увидели наших солдат! Они уже успели установить зенитку. Неожиданно налетели немецкие самолёты и стали бомбить. Мы перебежали ул. Советскую и спрятались в подвале у знакомой женщины.

Переждав бомбёжку, побежали домой. Наконец-то оккупация закончилась! Все радовались освобождению.

Точно могу подтвердить тот факт, что на ул. Ленина в доме Бондаренко, что теперь бесхозно стоит по левую сторону магазина, располагался штаб Красной армии.

Источник: МУП "Редакция Нашей Газеты"